ПРЕССА

ПРЕСС-РЕЛИЗ К ВЫПУСКУ АЛЬБОМА «НЕ ТОРОПЯСЬ». 11.02.2003

СТУДИЯ «СОЮЗ» и КОМПАНИЯ SILENCE PRO ПРЕДСТАВЛЯЮТ:

ГРУППА
«ВОСКРЕСЕНИЕ»

НОВЫЙ АЛЬБОМ и КОНЦЕРТНАЯ ПРОГРАММА

«НЕ ТОРОПЯСЬ»

Релиз MC/CD — 1 марта на студии «СОЮЗ» при поддержке «РУССКОГО РАДИО 2»
Концерт-премьера — 5 марта в 20:00 в УСЗ «ДРУЖБА» (Москва, Лужники)
при поддержке «АВТОРАДИО»
и 6 марта в БКЗ «Октябрьский» (С.-Петербург)

Информационная поддержка: «МЕТРО», «АЛФАВИТ», «ВАШ ДОСУГ», «ХИТ-ПАРАД», «PLAY», MAIL.RU.
Официальный пресс-агент: «МЕДИАПОЛИС».

Группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» как появилась в конце 70-х, так сразу и заимела привычку воскресать. Первый же альбом «79» сделал ее известной по всему Союзу, было отыграно множество концертов — а потом затишье. Затишье, полураспад, но один звонок — и снова все вместе, и вот уже второй альбом, и новым песням удается снискать любовь слушателей; а потом снова безвременье... В 1994-ом «ВОСКРЕСЕНИЕ» возродилось вроде бы для того, чтобы отыграть несколько концертов и издать live-диск, да всем так понравилось, что «revival» оказался всерьез и надолго.

Нынче — тоже в своем роде возрождение, причем одно из самых ярких: в «ВОСКРЕСЕНИИ» ожило актуальное песнетворчество, иными словами — в 2002 году группа засела в студию, чтобы записать абсолютно новый альбом с красноречивым названием — «Не торопясь». Как же долго его ждали! Без малого 20 лет. 1 марта 2003 г. пластинка выходит в свет. Сегодняшнее «ВОСКРЕСЕНИЕ» — Алексей Романов (вокал, гитара), Андрей Сапунов (вокал, гитара, бас-гитара), Евгений Маргулис (вокал, гитара, бас-гитара) и Михаил Шевяков (барабаны, перкуссия) — рассказывают, откуда выросли эти 12 песен.

— Я бы не хотел сейчас встретить себя
20-летнего. Я бы от такого человека
старался держаться подальше.
Я не буду рассказывать, что это было.
(А. Романов)

Воскресение ценно тем, что оно — чудо. Воскресенье — тем, что случается раз в неделю. Группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» последовательна в своём названии — её чудо в том, что, всего несколько раз за двадцать с лишним лет «случившись» новыми альбомами, она не перестает быть на слуху, а её песни знают даже те, кто ещё не родился в момент её возникновения.

И ничуть не странно, что главной темой всех нынешних интервью с «ВОСКРЕСЕНИЕМ» становится именно время — прошедшие 20 лет, разница между прошлым и настоящим, отличие того поколения и теперешнего. 50-летний, седой и улыбчивый Алексей Романов считает, что разница между его ровесниками и нынешней молодежью не так уж велика: «Новое поколение — гораздо более самостоятельные люди. Оно взрослее. А мы остались инфантильными придурками, как прежде». Кстати, на концертах этих самых «инфантилов» молодежь явно преобладает.

— Было три полноценных записи: 1979 года, 1982,
и последняя — 2002 год, «НЕ ТОРОПЯСЬ».
Всё остальное — это перепевки, какие-то
концертные записи, либо сборники, которые
составлялись в зависимости от желания
издающей фирмы. Иногда переписывают
старые. Была такая пластинка «ВСЕ СНАЧАЛА»,
переписали старые песни — заказ такой.
(М. Шевяков)

Еще один главный вопрос, мучающий всех: почему так долго не было альбома новых песен? Музыканты отвечают на него с удивительным фатализмом: время пришло, пора подоспела. «Нужно было найти время, сесть, придумать, — говорит Евгений Маргулис. — А что? 20 лет — нормальный срок!» А Алексей Романов заранее готовит поклонников к очередному перерыву: «Даже если бы прямо сейчас был готовый материал для следующего альбома — это не значит, что мы бы сразу его записали. Пришлось бы его менять, пытаться увидеть с какой-то новой стороны... Два одинаковых альбома через короткое время не имеют смысла. А через двадцать лет можно еще один такой же». 

Они не боятся оглядываться: за несколько месяцев до выхода «Не торопясь…» студия «СОЮЗ» переиздала их самый первый альбом «ВОСКРЕСЕНИЕ 79». Разница между тем «ВОСКРЕСЕНИЕМ» и нынешним довольно ощутима. Процесс записи первого альбома выражался в трех словах: «кофе, девки и портвейн». Теперь участники команды — семейные люди, портвейну предпочитают коньяк, а кофе любят далеко не все.

Евгений Маргулис: «Это абсолютно разные две группы. Научились петь, играть, придумывать. Альбом 1979 года на самом деле детский». 
Михаил Шевяков: «Все сильно повзрослели, изменился состав... Из того, что повзрослели, многое вытекает. Чисто человеческие качества изменились, и отношения. На мой взгляд — всё иначе, в другом свете предстает. Изменилось почти что все». 
Андрей Сапунов: «На той пластинке слышно, что нам по двадцать с лишним. А здесь уже слышно, что по сорок с лишним. Абсолютно всё было легче. Заснуть в 6 и проснуться в 8 — не было никаких проблем... Условия были жестче, гораздо меньше технические возможности, но и мы были помоложе. Зато сейчас есть возможность все это разглядывать в лупу, улучшать, двигать». 
Алексей Романов: «За эти почти 25 лет мы переслушали массу всевозможной музыки: хорошей и плохой. В основном, хорошей. Музыка за это время побывала всякой, в том числе и очень жесткой. По крайне мере, до 1979 года никакого гранжа и хэви-метал в природе не наблюдалось. И разница, конечно же, в опыте и в отношении к себе и к материалу».

— Шоу-бизнес — это когда включаешь
телевизор на день милиции, день сборщика податей...
Вот там представлен, по-моему, наш шоу-бизнес, квинтэссенция его.
Если я хочу посмеяться, то включаю
советскую эстраду. У меня сразу поднимается настроение.
(А. Сапунов)

Музыканты «ВОСКРЕСЕНИЯ» принципиально открещиваются от понятия «шоу-бизнес» — так же, как в советские времена отвергали государственную концертную систему. Стараются не слишком связывать себя обязательствами — даже заключив контракт с «Союзом», подчеркивают, что это лишь на время. Больших туров вслед за выходом пластинки не планируют — лишь несколько выступлений. Хотя сами убеждены, что основная жизнь группы происходит на концертах, а записи — только репетиции к ним.

Впрочем, будучи действующим рок-коллективом, отвертеться от всех прелестей своего положения не удастся. «Как участник группы, название которой известно, бывает, выступаешь в пафосных телевизионных передачах, делаешь то, что по натуре несвойственно, — говорит барабанщик Михаил Шевяков. — Никогда не стал бы этим заниматься, если бы к этому обязательства не склоняли». 

Такое отношение к административной машине, возможно, не слишком модно и современно. Оно, как и многое, что делает «ВОСКРЕСЕНИЕ», вызывает приятную ностальгию по временам, когда рок-группы не ввязывались в большие взрослые игры и занимались не столько заработком, сколько самовыражением — написанием и исполнением музыки.

— Клипы изобрела Эдита Пьеха.
У нее было снято несколько роликов на песни,
накануне концертов администратор
приезжал в город, и перед кинофильмами
в кинотеатрах заводили пару песен -
обеспечивали аншлаги.
(А. Романов)

Одна совсем уж реликтовая особенность «ВОСКРЕСЕНИЯ» перед выпуском альбома все-таки приказала долго жить. Из группы, никогда не снимавшей клипов, они превратились в коллектив, снявший первый клип в своей 23-летней истории.

Выбор лег на заглавный трек альбома «Не торопясь (упасть)». Режиссер Максим Рожков признался, что работать было нелегко — порой казалось, что коллектив и впрямь «неклиповый» какой-то. «Есть две формы работы. В одном случае артист сам знает, что ему делать перед камерой, а наше дело — поймать и собрать в нужном порядке. Есть артисты, которые не знают, но их можно «вытащить». А здесь всё совсем по-другому: они знают, чего хотят, но это в корне отличается от того, к чему мы привыкли, глядя на экран». Так что уже в процессе пришлось отказаться от проездов на тележке и ограничиться статичными кадрами.

Сами новоявленные актеры к съемкам отнеслись спокойно — порадовались только, что этим не неделю заниматься, а всего несколько часов. «Нам не надо стоять на голове, глотать шпаги, правда? А все остальное мы умеем», — опрометчиво заявил Алексей Романов, не подозревая, что в этот самый момент Андрею Сапунову приходится петь весь текст песни наоборот — по правилам психоделической игры со временем и его направленностью, задуманной режиссером.

— Популярность вас беспокоит? Люди
на улицах подходят к вам? Это мешает?
— Дураки мешают, а так — нет.
(Е. Маргулис)

Если отмежеваться от шоу-бизнеса у «ВОСКРЕСЕНИЯ» худо-бедно получается, то от звания рок-легенд отмахнуться уже труднее. Иные в кафтане гуру ощущают себя комфортно, других подобный расклад забавляет, а кто-то сам ежечасно работает на свою «легендарность». «Воскресенцы» на любое сочиненное журналистами определение — даже на такое почетное — смотрят с явным недоверием. 

«Все придумывают люди, — считает Михаил Шевяков. — Есть такая категория людей: музыкальные критики, их работа заключается в том, что они кормятся чужой работой. Занимаются навешиванием ярлыков. Что за легенда? Какого рока? Кто это определил? Это словеса!» Андрей Сапунов и вовсе от рокерства открещивается: «По-моему, это авторская песня в исполнении». Евгений Маргулис: «Пока с утра просыпаешься нормально, то всё хорошо. Вот если с утра будем просыпаться плохо, то тогда превратимся в настоящую легенду. Мы пока еще достаточно молоды, чтобы думать об этом». Алексей Романов ещё более категоричен: «Нуждается ли рок-музыка в каком-либо лидерстве? По-моему, если появляются какие-то генералы, то это уже никакой не рок. Это не стихия, а пионерский отряд... Если сбрендить окончательно, то можно себя почувствовать легендой. Но это уже другая жизнь, я к ней не готов. У Чехова есть такие персонажи, которые из разночинцев попали в богему, об этом написано в «Палате № 6». Человек начинает просветляться, философствовать, окончательно сходит с ума и делается самым несчастным на свете, в то время как богема ходит в соломенных шляпах, живет неизвестно на что, спивается, веселится и продолжает быть!«

— Что такое рок-музыка?
Не имею ни малейшего представления.
(А. Романов)

Почти всегда любопытно, не босиком ли разгуливает по улицам знакомый сапожник, и уж тем паче — какую музыку слушают музыканты? Алексей Романов признается в своей абсолютной и вечной любви к Тому Джонсу: «Если бы представилась возможность спеть с кем-то из западных музыкантов, хотелось бы именно с ним. В плане обучения я у него очень много взял. Я ведь просто «снимал» его в детстве и в молодости, доснимал до того, что уже просто гримасы знаю, как это делать! И осталось только петь своим голосом, потому что знаю, что два Тома Джонса никому не нужны. Последнее, что я заводил дома — Джанго Рейнхард 47-го года. Потихонечку раскапываю старинный джаз. До этого несколько лет посвятил симфонической музыке, ходил в филармонию на концерты постоянно. Все это остается. И очень люблю Клэптона — он стоит на самой середине полочки, все время достаю».

Михаил Шевяков признается, что сейчас музыку практически не слушает: «Поменялось отношение. Сейчас такое состояние: играть — давай, а слушать — уже надоело. Если включаю музыку дома, то в качестве музыкального приятного фона». У Андрея Сапунова обратная ситуация: «Раньше всего было наперечет, сейчас гораздо больше. Огромное количество разных групп. Мне понравился живой концерт по РТР Иосифа Давидовича Кобзона, и второй концерт Ларисы Долиной из этой же серии. Тоже очень хороший. По большей части слушаю иностранную музыку, в машине, дома не слушаю. Если попадается что-то новое, то ставлю с удовольствием».

— У Гордона были замечательные люди,
в том числе мой любимый Данелия.
Он сказал: «Я все время переделываю». Я тоже
переделывал и переделывал... Но когда-то
надо останавливаться.
(А. Сапунов)

Многие творческие люди — перфекционисты, а уж музыканты — почти все. Дай им волю, они бы не выходили из студии, переписывали всё по 150 раз, а в конце концов, когда всё надоело бы — выпускали на свет одну-две песни, а остальное с удовольствием обкатывали бы на концертах. Группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» — не исключение. Им редко нравится результат собственной работы, все время хочется сделать ещё лучше. Евгений Маргулис и Михаил Шевяков признаются, что вообще не слушают альбом после выхода из студии — так он им надоедает. 

На запись альбома «Не торопясь…» ушло около трех месяцев «чистого» времени и полгода — формального. «Писали, когда было желание, когда совпадали наши желания и возможности с возможностями звукооператора, когда не было гастролей. Это не каждый день сидения в течение полугода в студии. Это гораздо меньше. И еще, студия имеет такую особенность: если долгое время туда не ходишь, потом обязательно какое-то время надо привыкать. Это понятно любому музыканту».

Как ни странно, никакой особой концепции у нового диска нет. Алексей Романов: «Эклектичный получился альбом, без стилевой выверенности, в котором мы деликатно экспериментируем со временем и пространством. Записали пару старых вещей, которые нигде не были толком записаны. И то, что новое созрело. Получилось 13 треков». «Что-то было обкатано на концертах, что-то придумывалось прямо в студии... по-разному», — добавляет Маргулис. «Без ложной скромности, наши эти штуки достаточно изящны, — после долгих и настойчивых расспросов об секрете популярности «воскресенской» лирики «сдается» Андрей Сапунов. — В первую очередь, наверное, из-за Лехиной поэзии. Там очень искусно все сплетено. Это всегда привлекает и будет привлекать».

Автором 9 треков стал Алексей Романов — среди них есть и абсолютно новые, и те, которые ждали своего часа не один год, что случается с песнями довольно часто. Некоторые вещи зреют по 20 лет, а потом оказывается, «что ничего не надо переделывать, что она очень хороша именно такой, какая есть… Но меньше двух пачек сигарет на одну песню у меня никогда не уходило». Тексты стали сложнее по внутренним связям и ассоциациям, а если взять в руки альбомный буклет — с восторгом обнаруживаешь, что их очень здорово просто читать: помимо того что они — песни, они еще и великолепная поэзия. «Теперь я, конечно, уделяю им больше внимания — в плане техники и идеологии, — раскрывает свою «кухню» Романов. — Я с большим уважением отношусь к нашим слушателям, ничего особенно не разжевываю, потому что детьми и идиотами их не считаю. Стихи важнее, потому что музыку можно украсть, никто и не заметит, а стихи заметят — хорошие особенно, а плохие — ну кому они нужны?» — Алексею нравится сводить такие разговоры к полушуткам.

Песня «Спой со мной» принадлежит Евгению Маргулису, ещё три — «Листопад», «Ветер (Дыхание доброго неба)» и «Жизнь — это пятна» — написал Андрей Сапунов на стихи Александра Бутузова. Андрей не особо любит говорить о своих песнях: «Это готовые стихи, которые я взял, прочел, и что-то у меня родилось. Что-то придумалось, что я могу предложить на суд зрителей, что я попытался в какой-то последовательности аккордов прочитать, пропеть…».

Вопросы относительно материала, который в альбом так и не вошёл, ставят музыкантов в тупик:: «Даже если такие песни есть, сейчас не вспомню, — признается Романов. — Наверное, я неспроста от них отказался. А каких-то вещей я себе не прощаю: лобовых высказываний, чересчур черного юмора, упреков и подозрений».

С распределением по вокалу все получилось, как и раньше: «Я беру на себя, как правило, рычащие и злобные вещи, — говорит Алексей. — У Андрея голос на терцию повыше и более лиричного тона, естественно, для него свойственно петь какие-то романсы и баллады... Наши голоса, кстати, путали уже на самой первой записи, на которой мы познакомились с Андреем, в 1979 году. Со временем возникла большая разница, потому что мы не один и тот же человек. Но тем не менее у нас один и тот же педагог по вокалу. Может быть, и школа тоже слышна».

— Вы выстраивали песни в альбоме,
или они в произвольном
порядке идут одна за другой?
Е. Маргулис: — Ничего не выстраивали.
А. Романов: — Это ты не выстраивал,
а я выстраивал. Надо было список отдать,
я их выстроил, они выстроились.
Ну, я же думал, прежде чем выстроить,
целых 15 минут!

«СОТВОРЮ ТЕБЕ МИР» (А. Романов)

Алексей Романов: «По сути, это не одна, а четыре песни об одном и том же, но с четырех разных сторон, с четырех точек зрения. В первом куплете бесшабашное, безответственное отношение к жизни, к собственной судьбе, к любви, ко всему высокому и низкому. Второй — о том, что пошло оно все к черту, абсолютно черный негатив и безнадега. В третьей части меняется гармония и описывается момент просветления. В четвертом все приходит в полную благость. 
В процессе работы над песней я пришел к выводу, что нужно сделать благостный европейско-американский стандарт, настоящий мэйнстрим рок-н-ролльный. Песня о любви, где никто никого не убивает, никто не умирает. Все хорошо, и есть надежда. 
Я ее достаточно долго носил, несколько раз переделывал музыку, слова. Добирался до сути. Частенько это у меня происходит, я ухватываю силуэт, что-то набрасываю на бумагу, и в состоянии это уже играть на гитаре и петь. Но проходит несколько дней, и я забываю, в чем смысл, и начинаю копаться опять. Копаться в словесной трухе, выискивая нужные слова, которые отвечали бы тому субтильному прообразу, который меня сподвигнул на это. Это привидение, которому я сочиняю плоть». 

«В ВАШИХ МАЛЕНЬКИХ ДОМИШКАХ (МАРСИАНСКАЯ)» (А. Романов)

АР: «Здесь то, что я чувствую у Хемингуэя — ирония и жалость. Бессмысленность существования человеческого рода, бессмысленность истории, будущего, а человек все равно продолжается. Неизвестно чьей волей, и неизвестно чем все закончится. Но лично у каждого есть самое дорогое — жизнь. 
По поводу строчки, где «ветер марсианский», один старый приятель услышал и сказал: «Что за ерунда? На Марсе же нет атмосферы!» На Марсе есть атмосфера, но очень разреженная. Тут я имел в виду, что у меня голова пустая, а сердце все еще горячее». 

«НЕ ТОРОПЯСЬ (УПАСТЬ)» (А. Романов)

АР: «Очень старая песня, я ее сочинял на другую музыку для группы «АРАКС» в 1981 году. Они решили, что это вальс, и из этого ничего не вышло. Андрей все немножко «переколбасил» по-своему — поднял на тон и соответственно замедлил темп. Она стала немного более мрачная, соответствует основному посылу. Это песня о неразделенной любви в первую очередь. И оттуда такие отчаянные ноты. Там все время есть надежда, я себе всегда оставляю лазейку, запасный выход». 

«ПОСМОТРИ, КАК Я ЖИВУ» (А. Романов)

АР: «Эту песню я сочинил на гастролях, когда не было Маргулиса, и с нами ездил, добрая память ему, Толя Крупнов. Он играл на басу. Эта песня посвящается ему. Это некий собирательный образ московского рок-музыканта, раздолбая и пьяницы. Уж если глубоко копать, то это о сублимации, когда вместо смерти — наркотики, вместо любви — секс, вместо жизни — шоу-бизнес». 

«ОБНИМИ МЕНЯ ПОКРЕПЧЕ (ВОЛЧЬЯ)» (А. Романов)

АР: «Там несколько слоев: «одежда» пародийная — это тяжелый старинный блюз. Вторая подкладка — то, что бросается в глаза, — любовная. Если закапываться глубже, то это животное внутри человека и животное снаружи — а человек где-то между ними.
Проблема свободы, дикой звериной воли, а с другой стороны — такого же рабства, когда зверь угождает в обстоятельства и быстро приспосабливается, начинает есть с пола и лизать руку. В то же время, все это вполне по-человечески.
Одна из сквозных тем на этой пластинке — зависимость зверя от человека, человека от человека, друг от друга, от любви и нелюбви».

«СПОЙ СО МНОЙ» (Е. Маргулис)

Евгений Маргулис: «Песня написалась год назад. Умер Джордж Харрисон. Я был единственным человеком, которому позвонила служба BBC. Я еще ничего не знал. Попросили прокомментировать мое отношение к «Битлз» и к Харрисону. После этого я болтался по Москве, и вернувшись домой, придумал песню. То есть она посвящена старику Джорджу. Ну и всем нам, которые через какое-то количество времени окажутся в той же ситуации, что Леннон и Харрисон». 

«ЛИСТОПАД» (А. Сапунов — А. Бутузов)

«АТЛАНТИДА» (А. Романов)

АР: «Я пришел после какого-то клубного концерта, то было осенью, и у меня в голове засела некая ритмическая структурка с намеком на мелодию. Я для того, чтобы спокойно уснуть, решил освободиться и написал «рыбу». И, как водится, пришел в полнейший восторг, еще был не очень трезвый. Во втором часу ночи (там было 4 или 5 куплетов) отправил e-mail-ом Женьке Маргулису. И, когда я предложил сделать из этого песню, он сказал, что очень много слов, он этого страшно не любит. Я принял к сведению и кинулся в работу. К тому моменту, когда мы плотно торчали на записи, у меня была готова следующая «рыба» уже из трех куплетов. Женька послушал и сказал: «Почему сократил?» — продемонстрировал последовательность».
Последним штрихом стало приглашение контрабасиста. В записи участвовали две акустических гитары, перкуссия, и музыкантам захотелось для камерного звучания лаконичной контрабасовой игры. В итоге сыграл Сергей Хутас из оркестра «Креольское танго».
АР: «Я ему написал гармонию на бумажке, и с первого прикидочного прохода он начал играть — не совсем то, что надо, но это сразу была музыка. И где-то на 4-5 раз он точно знал, что играть... А название песни я привез из Киева, где живет очень интересный человек Гриша Хорошилов. В последний приезд мы с ним встретились, он сказал: «Ты знаешь — мы с тобой жители другой планеты или Атлантиды, мы в какую-то эпоху живем, которая к нам уже никакого отношения не имеет». Я понял, что я именно про это сочинил песню, надо только последний куплет переделать. 

«ВЕТЕР (ДЫХАНИЕ ДОБРОГО НЕБА)» (А. Сапунов — А. Бутузов)

АР: «Слова написал Саша Бутузов, но он написал и положил в стол, раздал знакомым. А Андрей услышал в этом что-то свое. А «Дыхание доброго неба» — небанальная фраза. Это здорово». 

«СПЕШИТ МОЯ РАДОСТЬ» (А. Романов)

АР: «Песня была написана для группы «ВОСКРЕСЕНИЕ» еще 20-летней давности, но впервые записана была в «СВ». Мы ее записали, но она не пошла. Слишком было формализовано все... А эта запись мне очень нравится. Она по-настоящему раздолбайская, искренняя, веселая. В тексте ничего особенного нет, это почти «рыба», но это примерно то, что надо. Что-то между словами и музыкой, что-то в воздухе... Это самое ценное. Какая-то серьезность и философия в тексте, в музыке, как правило, — вещь вынужденная и надуманная. А в песенке «Спешит моя радость» как раз живет спонтанность настоящая. И жива до сих пор, что приятно. И совершенно непонятно про что. Что мне больше всего нравится». 

«МНЕ ГОВОРИЛИ (ЖИЗНЬ — ЭТО ПЯТНА)» (А. Сапунов — А. Бутузов)

Стихи этой песни были написаны Александром Бутузовым ещё в 1987 году. Когда-то её записывал Роман Америдис — один из первых гитаристов группы «СВ», потом свой вариант был у Павла Смеяна. Ее исполняли на концертах Кобзон и Макаревич. Теперь пришла и очередь «ВОСКРЕСЕНИЯ». Алексей Романов: «Она достаточно мрачная, и поэтому очень сложно было освоить музыкальную часть. На некоторых этапах записи она была по-настоящему тяжелой». 

«НЕ ОСТАВЬ МЕНЯ» (А. Романов)

АР: «Мы её записали в 1999 году по просьбе одного кинорежиссёра из Минска. Он сочинил картину под названием «Золотой автомобиль» — авантюрная комедия, где достаточно много треков записали всякие московские группы, в том числе и «БРАВО». Эта песенка, по-моему, должна была быть подложена под титры».
В альбоме песня присутствует в двух вариантах — один поет Романов, другой — Сапунов. Оба феноменально хороши. Как и весь альбом...

— А что для вас на первом месте?
— Чистая совесть. Чтобы было
не стыдно за то, что делаю сейчас.
(А. Романов)

Наверх



НАШИ ПАРТНЕРЫ

СЧЕТЧИКИ

Rambler's Top100 TopList