ПРЕССА

«ВОСКРЕСЕНИЕ»: ДАЙТЕ НАМ МЕСЯЦ СВОБОДЫ!». ЯРОСЛАВ НЕГАЛКИН, «ТЕЛЕНЕДЕЛЯ», ДОНЕЦК

Подумать только, группа ставшая культовой уже много-много лет назад, на песнях которой выросло несколько поколений поклонников, подарившая меломанам не один десяток хитов, наконец-то, дебютировала с концертом в Донецке. Как многие наверное догадались, речь идет о «Воскресении»...
Откровенно говоря, лично я на этот концерт шел с опаской. Боялся разочароваться, увидев пятидесятилетних дядек, отбывающих номер, в открытую «кося капусту» и выдающих традиционный, накатанный, набор шлягеров.
С другой стороны, о том, что творят «воскресенцы» на своих живых концертах ходят легенды... Да и желание увидеть кумиров юности оказалось настолько сильным, что не удержался, оторвался от насиженного места у компьютера и двинулся на концерт.
Скажу сразу, разговоры о том, что их музыка нужна лишь, так называемым, людям среднего возраста — чистейшей воды выдумки. Публика собравшаяся в зале — яркое тому подтверждение. Слева от меня активно тусовалась парочка совсем еще юных тинейджеров, от души подпевая и пританцовывая, справа в такт мелодии постукивала ладошками об коленки симпатичная бездонноглазая девчонка лет этак 20. Как раз ровесница выхода первого альбома «Воскресения». Значит, слушают это люди не только из-за каких-то ностальгических чувств, ведь так? Конечно же, в зале были и 30—40 летние поклонники интелигентской наружности, куда же без них-то... Но утверждать, что они составляли явное большинство я не возьмусь. Впрочем, вся эта разношерстная масса превратилась в одно цельное существо, ожившее с первыми же аккордами.
И весь концерт прошел как на одном дыхании... Почти три часа великолепной, качественной музыки плюс пять выходов на бис. Признаюсь, я в Донецке такого еще не видел — всеобщего восторга, единения, блеска в глазах причем как у публики, так и у самих артистов.
Несколько слов о звучавшей на концерте музыке. Конечно же, большей частью это были вещи, которые принято уже считать классикой. Такие как «Я ни разу за морем не был», «Снилось мне»... Только в каждой из них было что-то новенькое, музыканты пользовались правом на импровизацию по полной программе. И следует отметить, что старые песни от подобного с ними обращения неуловимо менялись, но ни в коем случае не портились, а как бы приобретали новые оттенки и становились будто бы лучше... хотя казалось бы, куда уж лучше? Кроме них были исполнены и совсем свежие вещи, которые мэтры русского рока, похоже пока только обкатывают на публике. Особое же впечатление на зрителей произвела «Акапелльная» в исполнении Андрея Сапунова и Алексея Романова. На пару, без инструментов они спели песню Александра Лермана. Причем получилось это так мощно и проникновенно, что зал просто оцепенел. Как сказал, после действа популярный донецкий ди-джей Роман Шахов: « — Когда я ее услышал, я просто прозрел», думаю что что-то подобное испытал каждый кто был в этот вечер в зале...
После концерта, немного уставшие, но открытые и жизнерадостные музыканты общались с журналистами. Не в полном составе, правда, Шевяков и Сапунов молча наблюдали за пресс-конференцией из соседней комнаты, но и Евгения Маргулиса с Алексеем Романовым нам вполне хватило.

— На моей памяти здесь в Донецке никого столько раз не просили выходить на бис. Вас подобное внимание публики не удивило?
А.Р.: Ну, результат на самом то деле предсказуем был...(смеется)

— Вы выступали здесь раньше?
А.Р.: Нет, никогда... Может поэтому концерт так хорошо и прошел?

— Скажите, а новые песни у «Воскресения» будут появляться?
Евгений Маргулис: Да они есть уже... на новый альбом пожалуй хватит, просто времени нет собрать все вместе.
А.Р.: Нам просто достаточно сложно добраться до студии, чтобы записать его. Если получится выкроить месяц свободы мы обязательно сядем и обязательно его запишем. Потому, что есть что записать уже... Единственный недостаток — нехватка времени.

— А где Вам больше нравиться работать в студии или перед залом?
А.Р.: Я ненавижу в студии работать...
Е.М.: А мне нравится.
А.Р.: Играешь одному железу — а я привык людям играть...
Е.М.: А я буду тебе рожи корчить, чтобы веселее игралось...

— Как вы подбираете песни для концерта? Есть какой-то основной стандартный набор или последовательность исполнения произвольная?
А.Р.: Если сравнивать двухлетней давности программу с сегодняшней можно сказать, что некоторые песни переползают постепенно в другой мир. В смысле, внутри тебя постоянно меняются местами. Совершенно неожиданно оказывается, что на диске она была записана 9, а на концерте играется 14...
Е.М.: Естественно, что появляется что-то новое, а что-то убирается... Смотришь на какую-то песню и понимаешь, что ей пора уходить.
А.Р.: Они уходят по одной. Поймите, не охота 3-х часов концерт играть только старые песни — это издевательство над публикой.

— Вы сказали, что по одной убираете из репертуара старые песни — какую последнюю убрали?
Е.М.: «Я привык бродить один«

— А как Вы определяете от какой песни пора отказываться? Она перестает соответствовать общему стилю группы?
Е.М.: Нет надоедает и все. Умерла и умерла.

— Тем не менее вы столько лет исполняеете одни и те же песни... Что Вы делаете для того, чтобы не приедаться публике?
А.Р.: А разве мы приедаемся? Посмотрите у Пола Маккартни, например, записано несколько десятков пластинок. Очень много, а он все равно на каждом концерте поет «Yesterday»... Люди хотят слышать знакомые песни, может для того чтобы вспомнить какие-то истории, которые происходили перед их прослушиванием? Например, под эту песню юноша познакомился с девушкой, а под эту девушка с юношей, а под эту тему они сделали ребенка — людям нравится вспоминать...

— Если в Вашем творчестве такие песни которые Вы играете не для взрослых, а ...
А.Р.: ... для самых маленьких?
Е.М.: Для самых маленьких нужно «Руки вверх» привезти!

— Можно ли сказать, что у каждой группы есть поклонники, которые растут вместе с ней?
А.Р.: Никогда! Посмотри на те же «Руки вверх», думаете что когда им будет по полтиннику их будут продолжать слушать нынешние 18-летние? Никогда, поэтому «не глушитесь» — лучше они уже ничего не сделают...

— Давайте к вашему творчеству вернемся. А есть ли вещи которые вы поете, но они Вам не нравятся?
Е.М.: Есть, конечно. Например, в «Машине Времени» для меня ненавистна песня «Поворот»...
А.Р.: Не самая плохая песня...
Е.М.: Не самая, но больше всего в ней мне нравится заключительный аккорд.

— А у «Воскресения», какая самая нелюбимая?
Е.М.: Там каждая песня Шедевр, да Леша? (смеется)
А.Р.: Ах, «шедевров» маловато, как любит говорить Андрей Макаревич и жизнеутверждающих мотивчиков не хватает (смеется).

— Сегодня Андрей Сапунов поразил «Акаппельной», если он надумает писать сольник сыграетет ли Вы с ним вместе?
Е.М.: Ну если позовет — да, конечно!

— Вопрос по поводу названия группы Евгения Маргулиса. Известно, что она долгое время носила название «Шанхай», но недавно Вы его поменяли. Вроде бы причиной стал тот факт, что появилась другая команда назвавшаяся «Шанхаем». Не логичнее было бы призвать мошенников к ответу, ведь на название группы Вы имели свои авторские права?
Е.М.: Новоявленный «Шанхай» по своему очень профессиональная группа, только музыку они поют ужасную. Я названием этой группы не пользовался 10 лет и они как бы посчитали, что...
А.Р.: ... название нашли на помойке
Е.М.: Да, нашли на помойке...

— И все же, не проще ли было бы предъявить к ним претензии, чем менять название своего коллектива?
Е.М.: Да зачем! Пусть пользуются, ради бога...

— А когда можно ждать нового альбома от Евгения Маргулиса?
Е.М.: А он уже вышел в прошедшем сентябре... В Москве. Я не знаю дошел ли он до Украины мы ведь теперь в разных государствах живем поэтому отследить это сложно.

— Он лучше или хуже получился чем предыдущие?
Е.М.: Ну они все разные... Я на этот вопрос обычно отвечаю старой армянской шуткой. У армянского радио спрашивают — «Какая разница между мужскими и женскими ногами?» Армянское радио отвечает, что мужские ноги это мужские ноги, а женские — это женские, а между ними и разница.

Ярослав Негалкин, «Теленеделя», Донецк

Наверх



НАШИ ПАРТНЕРЫ

СЧЕТЧИКИ

Rambler's Top100 TopList