ПРЕССА

«ПЬЕСА ДЛЯ «ВОСКРЕСЕНИЯ» С ОРКЕСТРОМ»

Полная авторская версия статьи, опубликованной в "МК" от 19.11.1999.

20-летию солдат русского рока посвящается.

Московский Дворец Молодежи, 14 ноября. Концерт группы «Воскресенье» в честь собственного 20-летия. Полный аншлаг — в зале. Полнейший аншлаг — за кулисами. Телевидение, фотографы, журналисты, музыканты, просочившиеся сочувствующие. Гарик Сукачев, Дмитрий Варшавский, Павел Смеян, Григорий Безуглый (спешу в зал, поэтому всех не вижу). Билеты распроданы задолго до объявленной даты концерта. Спекулянты потирают шаловливые ручонки — до этого они здорово поправили свои делишки за счет чернокожих заезжих блюзовиков. Теперь — вгрызаются в хребет «солдатам рок-вселенной».

Историю «Воскресенья» повторять не буду. О ней написано много и подробно, перестановки и рокировки имели место всегда. Отмечу лишь, что не все, кто приложил руку к «воскресным струнам», были замечены на концерте... Имею наглость поинтересоваться, где же Вадим Голутвин и Старуха Изергиль, Большой Друг Группы. При женькиных словах, сказанных мне в ответ, в воздухе пряно пахнет родным рок-н-ролльным разгильдяйством.

Маргулис: «Ну, не пригласили и все! Жаль, конечно, что Кава не смог приехать... Из Японии он свалил, теперь обитает в Канаде. Возвращаться не собирается, последний визит в Россию его сильно обломал. ( Справка для непосвященных в «воскресенские» дела: Сергей Кавагоэ — играл на ударных и синтезаторе в первом составе группы, классный такой...).

Пришедшие на концерт братаются, обнимаются, пищат игрушечными утятами. То и дело находят друг друга те, кто не виделся целых 20 лет. В плюшевых вальяжных креслах тонут разнокалиберные по пафосу личности: студенты и банкиры, бюджетники, хиппаки и в меру прикинутые металлисты, парочка «ночных волков», папы-мамы-дети... Радуются несмотря на то, что большинство их них уже протопало по дороге разочарований не одну милю. Верный Петр Подгородецкий, раньше других «машинистов» примчавшийся в Москву из какого-то Тьмутараканьска, чтобы поздравить друзей, фигуряет на сцене...

Алексей Романов: Вообще-то мы последнее время празднуем с «Машиной» полтинник на двоих. Им — 30, нам — 20. Недавно были в Алма-Ате (так и сказал, по-старому), народу — тьма, я глянул в зал и просто... В Питере то же самое было, в Кенигсберге.
Марга: А этот концерт, как он тебе?
Алексей: Да атмосфера потрясающая. Я, честно говоря, сам не ожидал...
Маргулис: Мы ничего специально не придумывали, как получилось, так и получилось...

Этапы той самой жизни музыкантов, которая шла себе как «в темной чаще», были представлены на 20-летии и «Лотосом» Сапунова, и «Шанхаем» Маргулиса. Каждый был хорош по-своему... Появись в зале какая-нибудь подвыпившая в честь юбилея муха, то во время исполнения Андреем «Звона», было бы слышно ее нетрезвое жужжание — такая тишина стояла. (Частное мнение, сформулированное в процессе выступления — из новеньких рядом с Андреем я бы никого не поставила, петь они не умеют, кто пошло фонограммит, кто просто мелодекламирует). А что до блюзов Маргулиса и К*... Если может существовать такое понятие, как «московский блюз», наряду с «чикагским», то, наверное, этот самый «московский» и звучал, с душой — «от саксофона и до ножа»...

Маргулис: Ты что, не знаешь главного блюзового анекдота моей жизни?! Слушай, расскажу. Захожу я как-то раз в Чикагский блюзовый клуб. А там выступаает «Вождь» Cleawater, тот самый, который только что в Москве на фестивале выступал. Я с ним поговорил. «Вождь» смотрит на меня внимательно и выдает: «Ты вроде не наш будешь. Выговор у тебя не местный». «Из России, — отвечаю я, — музыку вашу слушаю». Cleawater сверлит меня пытливым взглядом: «Ты, может, и БиБи Кинга любишь? Он ведь у вас там играл...». «Нет, Вождь, — отвечаю я, — терпеть этого БиБи не могу!». «Стой здесь! — командует мне старый блюзовик, — ни шагу отсюда!» Сказал и исчез. «Ну все, попал я, — проносится вихрем в башке, — за подмогой пошел, щас бить будут!». И тут откуда-то из глубины выплывает радостный Cleawater с майками, компактами... И ну меня одаривать. Раз Кинга не люблю, значит, свой парень...

Самое интересное в реакции зала на выступление артистов — вопли разгоряченных фанатов. Они говорят гораздо больше, чем просто аплодисменты. «Леха!!! — орал некто, падая с кресла. — Леха!!! Пой, Леха, пока стукнуло только 20 лет! 30-ти может и не быть!!!» Другой, стиснув в железных объятьях ошалевшую подругу:«Старое Воскресенье давай! Старое!». «Бабу хочу!!! Снежную!!!» — этот крик победил все остальные. И Подгородецкий, проявив недюжинные способности рок-н-ролльного танцор рыдал долгожданную: «Слепили бабу на морозе, руки-ноги-голова!!!».

Дымя папироской, на сцену из зала поднялся давно признанный народным самим народом артист Сукачев, в кепи и во всем стильно черном. И, покуривая, с Романовым спел классическую «По дороге разочарований».Невозмутимый Михаил Шевяков делал свое ударное дело, гитары звучали как-то прозрачно и необычно. Казалось, что через секунду, покончив с «Дорогой», они почему-то должны заиграть «Отель Калифорния». Орлы!

Марга: Жень, а ведь Романов пишет потрясающие стихи. Из новых по душе царапнули «я свободен, как разбойник, я спокоен, как покойник...»
Маргулис: «На шести мохнатых лапах мимо молодость прошла»... Лешка у нас единственный такой поэт.
Романов: А Маргулис поначалу никак понять не мог, почему молодость на 6 лапах, вроде 4 должно быть! 
Марга: Новый альбом скоро выйдет?
Романов: Новый? Ну, запишем песенки три... Прокрутим на радио. Как песни называются? А Бог их знает... Назовем одну «Посмотри, как я живу». Вторую мы с ребятами пока называем условно «Марсианская», а третьей будет старая «Спешит моя радость». Мы ее никогда толком не записывали. 
Марга: А какую из своих песен ты любишь больше всего? (совершенно дурацкий вопрос!).
Романов: Да я их всех ненавижу!
Марга: Сильно сказано.
Романов: Да я все свое творчество ненавижу!
Марга: Тогда скажи, а какой из архитектурных проектов, которые ты разрабатывал тысячу лет назад, для тебя самый-самый? (Справка для непосвященных в «воскресенские» дела: Алексей учился в Московском Архитектурном Институте, а потом некоторое время работал в «Химпроекте»).
Романов: На Тургеневской площади есть здание Министерства Радиопромышленности, похожее на телевизор. Его стены хранят тепло моих рук. А душа моя принадлежит Складу Горюче-Смазочных Материалов на территории одного почтового ящика!

Жаль, не удалось побеседовать с Сапуновым и Шевяковым на эту тему... А то можно было бы выстроить парочку сказочных цепочек типа «А душа — в утке, а та утка — в ларце, а ларец тот — на вершине дуба, а дуб тот — у синего моря», за которым многие уже побывали, в отличие от героя пронзительной песни группы «Воскресенье» «Я ни разу за морем не был».

Марга: Век вроде заканчивается, и все рассуждают на умные темы, делают какие-то прогнозы... Как ты думаешь, что с музыкой будет?
Романов: Да ничего особенного. Ничего кардинально иного мы не услышим. Основную информацию мы получаем из телевизора. Так? А оно оккупировано одной командой, создался определенный устойчивый образ поп-рока. Все время это «трын-трын, трын-трын». А в каком положении нормальные люди, ты сама знаешь... 
Марга: Моя очень почтенная матушка любит смотреть рок-концерты. Помнишь, показывали выступление Стинга, Клэптона и, кажется, МакКа^Лпи, они деньги собирали для оказания помощи какому-то острову, который не то тонет сам по себе, не то его собирается вулкан прикончить. И матушка меня все время спрашивает: «А почему они так умеют здорово, душевно петь и играть, а наши все какие-то дерганые,
искривлялись все?» Кстати, не сочти меня подлизой, но ваш концерт в МДМ по духу был очень близок той дружеской тусовке.
Романов: Так душевно у них раньше было. А теперь и у них все изменилось. Те же «трын-трын», ты MTV посмотри. Видно, у нас научились!
Марга: Но старик Сантана все-таки выдал! Потрясающий альбом!
Романов: А сколько раз ты этого Сантану в день можешь на MTV увидеть? То-то и оно! Один раз, не больше.
Марга: Так что же вы собираетесь в такой хреновой обстановке делать?!
Романов: Да до конца будем стоять, как бились, так биться и будем!

На сцену радостной гурьбой вываливает «Машина времени», Андрей Макаревич с огромной бутылкой водки в руках. Чуть-чуть было не опоздали — аэропорт дело нешуточное. И понеслось знаменитое «Спешу поздравить вас...». Кулисы изнывали от эмоций (гениальная ласковая реплика Маргулиса в сторону столпившихся там сочувствующих « Во, сколько уродов за спиной собралось!», зал стонал... Воскресенье плавно перетекало в понедельник...

Романов: Я играю фламенко... Жена танцует фламенко...

Занавес...

Маргарита Пушкина

Наверх



НАШИ ПАРТНЕРЫ

СЧЕТЧИКИ

Rambler's Top100 TopList