ПРЕССА

ИНТЕРВЬЮ С Е. МАРГУЛИСОМ И П. ПОДГОРОДЕЦКИМ. ЛИНА КЛЕБАНОВА, «ВЕСТИ», ИЗРАИЛЬ, 06.1999

В 1969-м году нас еще лет пять как не было на свете, а Воскресенье с Машиной времени уже были. Только тогда группа Леши Романова называлась «Бродячие облака», а чуть позже, когда набор музыкальных тел расширился до полного рок-комплекта они превратились в «Ребят, Которые Начинают Играть Когда Полосатый Гиппопотам Пересекает Реку Замбези» . Сейчас такое название в закумарном сне не приснится ни «Красной плесени», ни «Гражданской обороне», а тогда было время романтики, синих птиц и яростных строй-отрядов. Кто бы мог подумать, что спустя лет «надцать» оторванное от корней и кормушки хип-хоп поколение будет уважительно уважать бородатых легенд русского рока, которые лабают настоящий мужской блюз — так Евгений Маргулис определил стилистику Воскресения. Кстати, он же и придумал это самое название. Хотя, почему именно Воскресение уже никто не помнит, ведь это было тогда, когда нас еще не было на свете.

— Женя, здрасьте. Неудобно как-то вас просто по имени называть. Взрослый дядечка, в очках, серьезный, классный. Можно я вас дядя Женя буду называть?
Женя — Ну, давай.

— Дядь Жень, я знаю вы журналистов не любите, они вас сильно достают по жизни?
— Да нет, просто они вопросы задают одни и те же — идиотские, и дураков среди них много.

— А есть кто-то в тусовке, кто журналистов любит?
— Да, Петя Подгородецкий.

— А за что?
— А вы у него сами спросите.

Дядя Петя Подгородецкий под ореолом «Воскресения» не бродит. Он бродит под совсем другим ореолом, он в «Машине времени» на пианине играет и плюет тем самым на очумелость нашего существования. Женя Маргулис на очумелость тоже плюет, в связи с чем мы и решили не разрывать культовых сиамских близнецов на составляющие, а разговаривать с ними как с чем-то двуглавым, симпатичным и вечным.

— Дядя Петя, а кто кого больше любит вы журналистов или они вас?
П — Иногда они, а иногда я, особенно если журналистки молодые и красивые.

— Т.е. проблем с молодыми и подрастающими у вас не возникает.
— Конечно, особенно с девушками.

— И какими глазами они на вас глядят?
— Сначала они глядят как на старого Пер-гюнта, а потом по мере общения...

— Петя, вы что с ними разговариваете?
— А что с ними еще делать?

— Теорией заниматься. Я вот тут Градского начиталась, он интервью всякие-разные давал...
Женя — Глупые?

— Да уж не знаю. Градский ведь умный, а журналисты, — они всякие бывают. Но дядя Саша сказал, что в сегодняшней музтусовке господствуют три направления — новоязовый стеб, типа «Манго-манго», «Колибри» и т.д. любовная эстрада — в смысле а ты опять сегодня не пришла. И третье — лирика для эмансипированных девиц с сигареткой на отлете и кокаиновых яппи — они тащатся от Илюши Лагутенко, Линды. А про рок он вообще ничего не сказал. Это что, рок умер, да?
Женя — Как может умереть то, чего изначально не было в нашей стране.

— Тогда какая же у стилистика у Воскресения?
Женя — Популярная музыка.

— Ну если вы популярная музыка, то кто такие Катя Лель и Натали?
П — Ой, подожди, мне тут новую игрушку принесли Тарзан называется. Он такой весь в бицепсах и скачет. Эх, чума какая. Фантастическая графика.

— Так вот чем занимаются старые кентавры когда собираются вместе? В Тарзана играют?
Женя — Да нет, это у нас Петя такой, а мы сейчас сидим в студии и пишем новый диск.

— Очередную интерпретацию на тему старых мелодий?
— Нет, все новое?

— ...и как бы блюзовое.
— Как бы.

— И когда ждать?
— К началу сентября.

— Хорошо бы, а то народ погряз в попсе. Хотя, по сведениям из источников близким к достоверным, самыми большими тиражами, более 40000, разошлись последние диски ДДТ и Земфиры. Как так? Не Киркоров, не Ваньки, а совсем другое. Это что такое с народом случилось?
— На самом деле эти данные очень трудно проверить. Первые тиражи могут быть 2, 3 тысячи. А дальше народ раскупает пиратскую продукцию. Покупательная способность слабая, а пиратские копии пусть и звучат хуже, но стоят в 10 раз дешевле. И какими тиражами расходятся их продукция никто не знает. В количество пластинок в размере 50 тыщ я не верю.

— А кто из молодых и подрастающих вам наиболее симпатичен?
Женя — Мне Джуманджи.
П — А мне легче сказать, кто не симпатичен.

— ???
П — Владивостокские ребята. Они искусственны, манерны и не так талантливы как хотят казаться.

— А Земфира?
Женя — Земфира хороша...
П — Да, талантливая девка. Материал первого альбома просто потрясающий. И главное — очень добрый посыл. Есть ощущение, что человек поет с улыбкой на губах.

— А Линда как?
П — А Линда меня разочаровала. Я видел ее живой концерт в Киеве. Ни одной живой ноты, блин. Я уже про душу не говорю. Я жутко обломался. И музыканты сзади ледяной стенкой. Никакой энергетики, ничего... ощущение полного дилетантизма. Если бы не Макс Фадеев...

— Которого Линда умудряется крепко держать в цепких лапках.
— Это не она держит. Это деньги папы держат. Причем денег вбухано столько, что на них 10 Земфир можно было бы раскрутить.

— А то, что мы отличаемся от запада — это мы их никак не догоним или просто такие мы своеобразные и самобытные, в смысле, скифы-там, азиаты.
Женя — Музыка везде одна и та же. Наши отличаются в основном тем, что хуже играют.

— Как вам сегодняшняя телеситуация. В смысле качества и стоимости клипов. Я слышала с появлением MTV стало возможным прокручивать малобюджетные, но талантливые клипы?
П — Да, в этом смысле у MTV политика очень хорошая. Боря Зосимов как продюсер не берет денег за раскрутку клипов и команду собрал молодую и профессиональную. Он ребят в Голландию отправляет стажироваться, в Англию.

— А кто снимал последний ваш клип «Однажды мир прогнется под нас»?
П — Миша Константинопольский. Он сам музыкант и поэтому очень тонко чувствует, знает как работать со стилем.

— Вы человек продвинутый во времени вы были тогда, вы были потом, и сейчас вы есть. Меняются ли принципиально вкусы с течением времени?
Женя — В принципе нет, хотя есть ощущение новых звуков и новой музыки.

— И публика осталась та же.
Женя — Да. Но на наших концертах стало больше детей, т.е. киндеров в районе 14-18-ти.

— Кстати о детях, я слышала, что у Жени сын занимается высшей математикой? Как же это, как же так? Ни клипмейкер, ни ди-джей, ни певец на худой конец, а математик?
— Он себе такую историю сам придумал. Я не направлял. Интегралы, дифференциалы... музыкой он совершенно не занимается, учится в 57-й школе математической. 9й класс.

— Он приедет с вами?
— Если сдаст свой максимум по геометрии за который получил по шее, то да.

— Петя, а у вас я слышала девчонки-двойняшки?
П — Ага, им летом исполнилось 12 лет.

— И что дети слушают, помимо папы разумеется?
Женя — Мой слушает «Red Hot Chili Peppers». Ему вообще нравятся все англо-американские команды, которые поют матерные песни.

— А ваши, Петя?
П — Ну вот года два назад, моим нравился Андрюша Губин, просто слюной исходили. А сейчас повзрослели, Андрюша в отставке, слушают джаз, классику.

— Вы существуете параллельно, «Машина времени», «Воскресенье», и посередине совместная тусовка?
П — Да нет потусоваться особо не получается. График работы разный. Хотя сейчас мы едем в Калининград, там у нас будет совместный концерт.

— А как публика воспринимает такой двойной удар?
П — На ура. У нас ведь публика практически одна.

— В какой стране, кроме Москвы вы бы чувствовали себя комфортно?
Женя — Да нигде пожалуй. Для меня место определяется людьми. Вот мы сейчас прилетели из Владивостока. Там добрые, хорошие люди, не испорченные ничем.
П — А я себя везде чувствую комфортно, потому что комфорт создаю вокруг себя сам.
Женя — Так что я бы рекомендовал перемещаться не по странам и континентам, а по местам дислокации Пети Подгородецкого.

— Кстати о географии. Я ведь с Украины. И ген страны вкусного сала не дает покоя. Плюс в последнее время наметился просто всплеск. «Вопли Видоплясова», «Шао Бао», «Океан Эльзы». Это с чем связано и как оценивается?
Женя — На самом деле все это было и раньше, но никто об этом не знал.
П — Я например ВВ знаю с 87-го года еще с фестиваля «Сырок» . Классные они и музыка их — затаскивает.
Женя — А я вот другим украинцам помогал — «Братьям Карамазовым», продюсировал альбом последний, пластинка должна появиться со дня на день.

— Народ вообще как-то последнее время стягивается к метрополии. Жанна Агузарова, Наташа Медведева, Коля Носков вернулись. Наши обречены на возвращение или это чего-то еще?
Женя — Для того, что бы там все получилось, надо там родиться. Русские истории там на фиг никому не нужны. Вон БГ пытался пробиться и никак. Там свои законы, которые надо соблюдать.
П — А я их просто Не люблю. Уехал тогда с ореолом мученика, не хрен сейчас возвращаться и отбирать хлеб у тех, кто остался здесь тянуть лямку. А то потом приезжают сюда героями. Что Шифутинский — герой? Дерьмо собачье.

— А Наташа Медведева? Ведь она за идею. Гитариста любит и чесом не занимается?
П — А у нее это просто не получится. Это как в старом анекдоте: легко оставаться чистой и не порочной имея внешность крокодила. 

— Вот с этого момента легко перейти на тетечек. Мы ведь учимся на примерах. И нам интересно, какими-такими качествами, Петя, должна обладать тетечка, что бы сопровождать по жизни такого клевого дядечку как вы?
П — Ой как сложно сопровождать по жизни такого дядечку. Я всегда требую работы над собой. И если человек ленится или не слушается...

— Вы их бьете по пятницам?
П — Нет, я могу и в будний день...

— Значит вы ей с утра выкладываете Кастанеду и давай деточка штудируй...
П — Нет, Кастанеда это жестоко, а вот уметь пользоваться собой, это не помешает.

— А другими?
П — Пока не научишься пользоваться собой, не сумеешь пользоваться другими.

— А сильно изменились девчонки за 20 лет пользования или ваше к ним отношение изменилось?
П — Да нет, мне как и 20 лет назад нравятся умные девчонки.

— А говорят, ум женщину не красит?
П — Я бы не сказал. Ум позволяет девчонке получить от жизни гораздо больше, чем его отсутствие.

— Я хотела задать вредный вопрос... но сейчас даже не знаю. Дело в том, что у нас молодежь то сексом занимается, то музыкой, то сексом, то музыкой, а что приносит большее удовлетворение понять не может?
Женя — Так это одно и то же.

— А одно другим не подменяется?
Женя — Нет. Одно другое дополняет.
П — У меня есть два любимых инструмента: рояль и женское тело. И тем и другим стараюсь владеть виртуозно. И вообще, секс — это тоже творчество. Там тоже нужен талант.

— А как насчет того, что талантливые люди талантливы во всем?
— К сожалению не всегда. Я знаю очень талантливых людей, которые в сексе абсолютные нули. Они и реализовали-то себя в чем-то другом, потому что не могли в сексе.

— Ну и наконец самый интимный вопрос. Вы из книжек чего читаете?
Женя — Последним был Пелевин — самый непредсказуемый из непредсказуемых.
П — Он очень здорово пишет. Я вот ищу «Поколение Пи» и мне все завидуют. Они уже прочли, а я еще нет.

— Нашим деткам его читать трудно. Они как добираются до философского отступления, тут же вымирают, как мухи.
П — А для детей это немножко рановато. Дети должны много чего пройти. Понюхать кокаина, покурить травки, поиметь девочек и поиздеваться над мальчиками.

— А к какому возрасту народ созревает?
П — Женщины, как правило к 25-26-ти. К 23-м ей кажется, что жизнь кончена, дальше ничего интересного не будет, а к 25-ти у нее вдруг возникает ощущение, что все только начинается.

— Ну вот, теперь я буду знать что делать когда дойду до кондиции.
П — Звать меня и ждать пока приеду. Только много не мастурбируй. Этим гораздо лучше заниматься на пару тройку.

— В жизни всегда есть место подвигу? В вашей жизни было такое место?
П — Видимо есть, но еще не реализовано.

— А как на счет завязки и спрыгивания с иглы, или вы это подвигом не считаете?
П — Вы знаете среди моих знакомых которые подсели на иглу я не знаю ни одного, кто мог бы соскочить. И если это происходит — это не подвиг, это чудо. Я сам на игле не сидел, но три года баловался кокаином, а потом понял, что контроль надо мной переходит в чьи-то чужие руки, и тормознул.

— Сам?
— Сам. Я не обращался к медикам, не проходил курс... Правда после завязки с кокаином я начал курить, хотя до этого не курил 13 лет.

— А правильно я в где-то вычитала, что кондовая фраза: еврейский артист либо болен, либо пьян принадлежит Жене Маргулису?
— На самом деле это не я сказал, я только подтвердил.

— А сейчас вы пьяны, нездоровы, или просто творчеством не занимаетесь?
— Мы вчера из Владивостока прилетели и прямо на 50-тилетие нашего дружка и там было все как надо, так что с утречка я нахожусь в состоянии между пьяным и больным.

— Сочувствую и...
Женя — Лин, подожди, я не слышал от тебя двух самых вредных журналистских вопросов: про творческие планы и как вам наш город ?

— Это вы сначала до нас доедьте, а пока я Вас другим вопросом порадую: Вас дураки еще раздражают, или уже вызывают грустную улыбку?
Женя — Я с ними просто не общаюсь.

— Куда дальше идти рок-поэзии? О чем говорить?
Женя — О душе. О чем еще?

— Вас бандиты когда-нибудь грабили?
Женя — Да нет, зачем, они ж воспитаны на нашем творчестве.

На самом деле возможность воспитаться на творчестве легендарного «Воскресенья» представится любителям и почитателям в сентябре. А мы по мере сил и возможностей будем продолжать сагу о «вечно живых», дабы не оборвалась тонкая нить промеж поколений и понедельник, начинающийся в субботу заканчивался исключительно ВОСКРЕСЕНЬЕМ.

Словоблудием с кентаврами занималась Лина Клебанова

Наверх



НАШИ ПАРТНЕРЫ

СЧЕТЧИКИ

Rambler's Top100 TopList